Эксперименты продолжаются

Эксперименты продолжаются

20-21 апреля Московская торгово-промышленная палата провела очередной двухдневный семинар, посвященный актуальным вопросам таможенного администрирования в Евразийском экономическом союзе в целом и в России в частности

Обзор текущей практики применения и ожидаемых в ближайшее время изменений таможенного законодательства участникам семинара представили сотрудники соответствующих подразделений Федеральной таможенной службы. В первый день традиционно рассматривались проблемы и перспективы развития института уполномоченного экономического оператора, технического регулирования, сертификации, санитарного, ветеринарного и фитосанитарого контроля, а также успехи и недочеты внедрения информационных технологий, включая автоматическую регистрацию и автоматический выпуск товаров.

Наибольший интерес вызвало сообщение о ходе эксперимента, проводимого с февраля этого года в ряде таможенных органов, по представлению транзитной декларации в форме электронного документа. Коротко схема такая. Электронная транзитная декларация (ЭТД) направляется в ЕАИС вместе с описью прилагаемых документов, содержащей ссылки на электронные сопроводительные документы, которые были ранее помещены в электронный архив документов декларанта. При этом ЭТД может подать любое заинтересованное лицо: получатель, перевозчик, таможенный представитель, экспедитор.

После форматно-логического контроля и проверки подлинности электронной подписи декларанту в автоматическом режиме направляется уникальный идентификационный номер (УИН), который затем используется при помещении товаров под процедуру таможенного транзита после представления товаров перевозчиком в пункте пропуска на границе. Должностное лицо таможенного органа отправления после получения от декларанта сведений об УИН осуществляет загрузку ЭТД в автоматизированную систему контроля за таможенным транзитом (АС КТТ-2). Транзитная декларация считается поданной с момента ее загрузки. После выпуска товаров в соответствии с процедурой таможенного транзита декларанту направляется сообщение, содержащее ЭТД с заполненными должностным лицом таможенного органа отправления графами. Сотрудник таможенного органа отправления распечатывает один экземпляр транзитной декларации, проставляет оттиск личной номерной печати и выдает на руки перевозчику для предъявления в таможенном органе назначения.

Для завершения таможенной процедуры таможенного транзита перевозчик или декларант сообщает таможенному органу назначения номер ЭТД, представляя ее распечатку, заверенную личной номерной печатью должностного лица таможенного органа отправления. Инспектор таможенного органа назначения проверяет соответствие ЭДТ по своей базе, регистрирует прибытие транспортного средства и направляет декларанту электронное подтверждение о прибытии транспортного средства. Сейчас в эксперименте участвует более ста таможенных органов, и ФТС планирует ее расширение, в связи с чем приглашает заинтересованных лиц включаться (правда, для этого начало и завершение процедуры таможенного транзита должно осуществляться в таможенных органах, входящих в пилотную зону).

Второй день семинара был целиком посвящен самым проблемным аспектам таможенных правоотношений – платежам и стоимости. Разумеется, самый острый вопрос сейчас – приказ ФТС от 16 февраля 2016 года № 280 «О повышении эффективности контроля таможенной стоимости в рамках применения системы управления рисками», о котором выяснились интересные подробности. Оказывается, результаты его применения на местах стали неожиданными для центрального аппарата. А цели выпуска этого акта были самые благие – совместить интересы участников ВЭД с защитой отечественных производителей, многие из которых обращаются в ФТС с жалобами на создание неконкурентной среды из-за того, что иностранные товары ввозятся с существенным занижением таможенной стоимости.

ФТС отреагировала тем, что скорректировала индикаторы по таможенной стоимости СУР с учетом баз данных соседей по Союзу, ценовой информации, поступающей от производителей и стран-контрагентов, и издала данный внутриведомственный приказ для обеспечения единообразного подхода таможенных органов к контролю таможенной стоимости, чтобы не было столь большого разброса, когда один и тот же товар на одном посту оформляется, условно, по 15 долларов, на другом по 5. Ну, куда ведут благие намерения, давно известно, и начальники таможенных органов персональную ответственность по использованию актуализированных стоимостных индикаторов восприняли, естественно, как запрет выпускать товар, если заявленная стоимость ниже риска.

В итоге ФТС завалена жалобами, предстоят еще судебные разбирательства, Минфин требует отчета (Силуанов и на коллегии ФТС 25 марта об этом говорил). Казалось бы, очевидно, что приказ должен быть отменен, но этому препятствует одно обстоятельство, крайне важное не только для ФТС, но и для Минфина, – результатом его применения стало увеличение индекса таможенной стоимости по отдельным категориям товарам, соответственно увеличились таможенные платежи в бюджет. Впрочем, окончательно судить о последствиях можно будет только по окончании процедур обжалования, а пока (это подтвердили и участники семинара) бизнес несет убытки, многие меняют логистику даже на менее удобную, и перспективы в отношении этого документа все еще неясны.

В ближайшее время (если новый кодекс, как обещано, вступит в силу с 2017 года) участников ВЭД ждет еще больше проблем при контроле таможенной стоимости, поскольку ТК ЕАЭС предусмотрены серьезные изменения. Сейчас, хотя нареканий и споров много, процедура отработана, и главное (за это долго боролся бизнес), каждый этап четко обозначен по срокам и фиксируется документально, что имеет существенное значение при обжаловании, особенно судебном.

В новом кодексе процедура дополнительной проверки (кстати, сам термин исчезает), сейчас используемая при контроле таможенной стоимости, распространена на все виды контроля (классификация, страна происхождения, льготы и т.д.) и очень сильно упрощена, что может приводить к правовым коллизиям. Так, начало доппроверки не фиксируется, сразу составляется запрос о предоставлении дополнительных документов и сведений, после проверки решение о корректировке таможенной стоимости не принимается, должно быть сразу решение о внесении изменений в ДТ.

Это уже сейчас вызывает вопросы, например, как совместить несколько видов контроля в одном решении (они даже по времени могут не совпадать: контроль по классификации, скажем, закончится раньше, чем по таможенной стоимости). Правда, на последнем заседании рабочей группы договорились о выпуске параллельно с кодексом специального решения ЕЭК, где будет расписана процедура КТС (вместо решения Комиссии ТС № 376, которое отменят), но работа над ним еще даже не начиналась.

По платежам тоже есть новости, на этот раз позитивного характера. На основании приказа ФТС 22.05.2014 № 950 «Об утверждении технологии учета и контроля применения генерального обеспечения уплаты таможенных пошлин, налогов при таможенном декларировании товаров» разработано программное средство АИС-Обеспечение, которым процесс учета обеспечения автоматизирован и позволяет плательщику однажды внесенное обеспечение использовать в любом таможенном органе. Главное преимущество этой технологии в том, что после исполнения обязательства плательщика происходит автоматическое разрезервирование денежных средств и их можно использовать под другие обязательства.

С 28 июня этого года, когда вступит в силу закон от 30 декабря 2015 года № 463-ФЗ «О внесении изменений в федеральный закон «О таможенном регулировании в Российской Федерации» в части внесения денежного залога и банковских гарантий уплаты таможенных пошлин, налогов в электронном виде и информационного обмена сведениями о таких банковских гарантиях», эта технология позволит в том числе предоставлять банковскую гарантию в электронном виде. Конечно, если удастся к этому сроку выпустить все подзаконные акты, что весьма сомнительно. Они подготовлены таможенниками и даже прошли положенные процедуры (ОРВ, антикоррупционная экспертиза и т.п.), но все это придется проводить заново, так как ФТС переподчинена Минфину и теперь все ее акты должны выходить под шапкой этого ведомства, которое настаивает на повторном проведении согласования. Другими словами, начинают сказываться негативные последствия переподчинения ФТС.

Кстати, подобный эксперимент уже осуществлялся в 2004 году, когда Государственный таможенный комитет отдали в ведение Минэкономразвития. Однако через два года таможенную службу пришлось вернуть в непосредственное подчинение правительству, что оправданно в наших условиях, поскольку любое министерство – структура неповоротливая, а в таможенном администрировании, на которое завязаны предприниматели с товарами на десятки и сотни тысяч рублей, важна оперативность.

Но мы в России любим наступать на те же грабли, поэтому на ближайшую перспективу участникам ВЭД надо быть готовым к очередной серии проволочек. В данном случае единственная надежда на то, что правительство позволит (такие прецеденты были) провести процедуру ОРВ в ускоренном порядке. Подводя итоги семинара, можно констатировать: эксперименты в сфере таможенного администрирования продолжаются, жаль только, что в роли подопытных кроликов выступают участники внешнеэкономической деятельности.